Голые вов

1941-1945 Воспоминания ветеранов голые вов Хендрик Фертен «В огне Восточного фронта. Настоящую жатву войны мы увидели в Тарнополе. Следы окружения и кровавой битвы в летние месяцы однозначно говорили нам о том, что нас ждет. Почти как в кинохронике, сцены той легендарной битвы представали перед нашими глазами во всей своей страшной и суровой реальности.

Там было бессчетное количество сожженных танков и других военных машин. А разрушенные деревни свидетельствовали о свирепых боях, разыгравшихея на участке между Карпатскими горами и рекой Припять. Вскоре у нас был еще один перерыв в пути по причинам,которые нам никто не объяснял. И мы три недели пробыли в украинском городе Винница. Местное население выглядело смирившимся, пассивным и внешне не проявляло к нам враждебности. Причиной этого также была, несомненно, страшная бедность, которую они терпели при Сталине. Эта бедность сразу бросалась в глаза.

На улицах было невозможно отличить женщин от мужчин. Подобные жизненные условия вряд ли могли быть результатом первых месяцев войны. Скорее это показывает истинные реалии тогдашнег Советского государства, резко контрастировавшие с картиной советского рая, о котором русские в ту пору так громко кричали. Также в Виннице наблюдалась и крайняя теснота жилищных условий, что, возможно, было свойственно и всему Советскому Союзу. В эту зиму в северных областях России были зарегистрированы пятидесятиградусные морозы.

Столь холодных зим в этой стране не было уже 140 лет. На земле не существовало солдат,способных сражаться в таких условиях, да и оружия, пригодного для таких температур, также еще не было изобретено. Красная Армия воспользовалась ситуацией и подготовила контрнаступление, чтобы остановить немецкую армию у ворот Москвы. Русские говорили в те дни, что генерал Мороз сражается их стороне.

До этих пор ни погода, ни сопротивление врага не могли остановить победный марш вермахта по Европе. В октябре российская распутица замедлила темп немецкого наступления, но начавшиеся в ноябре поначалу умеренные морозы, казалось, решили проблему. Советские бойцы еще летом потеряли уверенность в победе, как только немецкая армия пересекла реку Березина, правый приток Днепра. Между тем наше путешествие в товарных вагонах завершилось на одной из железнодорожных станций. Разместившись в здании вокзала, мы вскоре были атакованы русским бомбардировщиком, который сбросил на нас фугасную бомбу. Она упала в пятнадцати шагах от здания, и взрывная волна снесла половину покрытой гудроном крыши вокзала, а также разрушила боковую стену. Мы пережили жесточайший шок, хотя никто из нас серьезно не пострадал.

Лишь несколько человек оказались ранеными, да и то легко. По обеим сторонам дороги торчали деревянные колы, поставленные для того, чтобы мы не сбились с пути. В кузовах грузовиков было ужасно холодно. Хотя на нас были шерстяные перчатки, нам приходилось постоянно двигать руками и пальцами, чтобы спастись от сильного обморожения, а также периодически ударять себя по груди, чтобы стимулировать кровообращение. Кроме мороза, мы страдали и от еще одной проблемы. В грузовиках не было никаких приспособлений для того, чтобы мы могли справить естественные надобности. И остановок для этих целей в пути также не делалось.

Нам оставалось только высовываться в грузовой люк. При этом нельзя было обойтись без помощи товарищей, которые должны были в это время держать тебя, чтобы ты не вывалился из кузова. В таких условиях мы даже радовались, если грузовик останавливался из-за снежных заносов. При этом, когда выключались моторы грузовиков, мы слышали вдали грохот орудий.

You May Also Like